Последние разработки в лечении болезни Паркинсона

Болезнь Паркинсона поражает многих людей во всем мире, но эффективное излечение от нее пока не разработано. В этой статье мы рассмотрим основные разработки в лечении болезни Паркинсона 2019-2020 года.

Научные исследования в лечении болезни Паркинсона 2019-2020 года

Иммунотерапия в лечении болезни Паркинсона

Биотехнологические компании в Европе и США в настоящее время разрабатывают ряд иммунотерапевтических средств, чтобы замедлить или даже полностью остановить прогрессирование болезни Паркинсона.

За последние два десятилетия ученые разработали гипотезу развития и распространения болезни Паркинсона. Они считают, что основным виновником развития болезни является токсичная форма белка, называемого альфа-синуклеином, который со временем накапливается в мозгу из-за мутаций в гене, который кодирует этот белок. Когда кластеры альфа-синуклеина образуются внутри нейронов, они вызывают характерные симптомы Паркинсона, от тремора до жесткости мышц. В конце концов нейроны умирают.

Как сообщает labiotech.eu, биотехнологические компании разрабатывают способы использования антител для специфического нацеливания и связывания с токсичной формой альфа-синуклеина и удаления ее из организма.

Большинство из этих вариантов иммунотерапии при болезни Паркинсона в настоящее время находятся на ранних стадиях клинических испытаний. Хотя все они используют антитела, их можно разделить на два основных подхода. Один из ключевых вопросов – выяснить, какой подход окажется наиболее эффективным в течение следующих нескольких лет.

Пассивная иммунотерапия

Большинство методик используют подход, называемый пассивной иммунотерапией, который предусматривает регулярные внутривенные инъекции искусственно созданных антител.

Prothena разработала антитело для борьбы с токсичной формой альфа-синуклеина и проводит испытания с фармацевтической компанией Roche. В фазе I испытания 80 пациентов с болезнью Паркинсона антитело было способно преодолевать гематоэнцефалический барьер и быстро снижать уровни токсического альфа-синуклеина в мозге.

Теперь вопрос заключается в том, стабилизирует или улучшает симптомы очистка от альфа-синуклеина у пациентов с болезнью Паркинсона в течение длительного периода времени. В настоящее время новая терапия Prothena находится на II фазе исследования на 300 пациентах на ранних стадиях болезни Паркинсона, результаты которой ожидаются в 2020 году.

Активная иммунотерапия

Компания AFFiRiS пытается снизить уровень токсического альфа-синуклеина с помощью активной иммунотерапии. Этот метод включает инъекцию синтетически сконструированного фрагмента белка, который имитирует токсическую форму альфа-синуклеина. В ответ иммунная система вырабатывает антитела, которые будут связывать и удалять токсический альфа-синуклеин из мозга.

В то время как пассивная иммунотерапия должна применяться в виде регулярных еженедельных или ежемесячных инфузий, активная иммунотерапия может иметь долгосрочные последствия, возможно, требующие только ежегодных инъекций.

Технический директор компании отметил, что пассивные подходы могут привести к тому, что организм будет вырабатывать антитела против препарата, что делает его неэффективным. Это не проблема при активной иммунотерапии болезни Паркинсона.

К настоящему времени AFFiRiS завершил исследование фазы Ib, наблюдая за 32 пациентами Паркинсона в течение четырех лет. Первые результаты являются многообещающими. Терапия снижала уровень токсического альфа-синуклеина и продемонстрировала признаки стабилизации некоторых симптомов заболевания, таких как тремор и проблемы с физическими движениями. AFFiRiS в настоящее время готовит исследование II фазы для 300 или более пациентов, которое начнется в 2020 году, с целью дальнейшего подтверждения и изучения их результатов.

Ученые определили роль ацетилхолина при паркинсонизме

В последнее время лечение болезни Паркинсона было сосредоточено на повышении уровня дофамина, который влияет на поведение и мотивацию, основанную на наградах, а также на движение. Новое исследование ставит под сомнение давние предположения об исключительной роли дофамина в этом расстройстве.

У людей с болезнью Паркинсона нервные клетки, которые производят дофамин, постепенно умирают. Потеря дофамина приводит к более медленным движениям, тремору в покое и другим симптомам, которые со временем ухудшаются. Чтобы обратить вспять паркинсонизм – совокупность симптомов, наблюдаемых при болезни Паркинсона, – врачи предлагают лечение, которое повышает уровень дофамина в части мозга, которая отвечает за моторное обучение. Тем не менее, медицинские процедуры не учитывают влияние паркинсонизма на другой нейротрансмиттер, ацетилхолин.

Ученые ранее полагали, что, когда уровни дофамина падали, уровни ацетилхолина увеличивались. Тем не менее, эти отношения никогда не были тщательно исследованы, несмотря на вероятную роль ацетилхолина в генезе двигательного расстройства, называемого дискинезией, которое развивается у большинства пациентов после нескольких лет лечения дофамином от паркинсонизма.

Чтобы исследовать этот вопрос, ученые изучали здоровых мышей и мышей, модифицированных генетически для создания модели паркинсонизма с постепенно уменьшающимися уровнями дофамина. Исследователи наблюдали, что у здоровых мышей соотношение дофамина и ацетилхолина остается в равновесии, и небольшие изменения в этих химических веществах не оказывают значительного влияния на моторную функцию.

У мышей с паркинсонизмом уменьшение дофамина снижает активность небольшой популяции клеток, которые ответственны за выработку ацетилхолина. В то время как концентрации как дофамина, так и ацетилхолина снижаются, баланс между этими двумя нейротрансмиттерами смещается в пользу ацетилхолина. В этих условиях, как выяснили ученые, моторная функция при паркинсонизме становится зависимой как от дофамина, так и от ацетилхолина.

Эти результаты показывают, что для лечения паркинсонизма могут потребоваться целенаправленные методы лечения, которые восстанавливают баланс между этими двумя химическими веществами, вместо того, чтобы сосредоточиться исключительно на дофамине, считают исследователи. Исследование опубликовано в журнале Neuron.

Ученые составляют карты мозга для лучшего лечения болезни Паркинсона

Людей с тяжелой болезнью Паркинсона или другими неврологическими состояниями, которые вызывают трудноизлечимые симптомы, такие как неконтролируемое дрожание, мышечные спазмы, судороги, навязчивые мысли и компульсивное поведение, иногда лечат электрическими стимуляторами, помещенными в мозг. Такие стимуляторы предназначены для прерывания передачи сигналов, вызывающих эти симптомы.

Глубокая стимуляция мозга может помочь многим людям. Но в некоторых случаях этот способ лечения может вызвать побочные эффекты, такие как провалы в памяти, изменения настроения или потеря координации, без значительного улучшения симптомов.

Новое исследование может помочь объяснить, почему эффекты глубокой стимуляции мозга могут так сильно различаться, и указать путь к улучшению лечения. Стимуляторы обычно имплантируются в структуры, известные как таламус и базальные ганглии, которые находятся вблизи центра мозга. Исследователи обнаружили, что эти структуры служат центрами, где неврологические сети, которые контролируют движение, зрение и другие функции мозга, пересекаются и обмениваются информацией. Функциональные сети каждого человека расположены немного по-разному, поэтому электроды, размещенные в одном и том же анатомическом месте, могут влиять по-разному на разных людей, облегчая симптомы не в каждом случае, считают исследователи.

Поэтому ученые решили попробовать найти способ персонализировать лечение или выяснить, есть ли лучшие места для размещения электродов в мозге, которые были бы эффективны для большего количества людей и имели бы меньше побочных эффектов.

Один из возможных путей для решения этой проблемы – создание индивидуальных карт функций мозга в таламусе и базальных ганглиях. Эти структуры соединяют отдаленные части мозга и связаны с неврологическими и психиатрическими состояниями, такими как болезнь Паркинсона, синдром Туретта и обсессивно-компульсивное расстройство. Но их расположение глубоко внутри мозга означает, что картографирование технически сложно и требует огромных объемов данных.

Такие карты, по мнению ученых, могут дать понять, почему люди с неврологическими и психиатрическими состояниями проявляют такой широкий спектр симптомов и почему электроды, помещенные в эти структуры, дают разные результаты.

Ученые проанализировали 10-часовые данные МРТ-сканирования мозга 10 человек. Исходя из этого, они создали трехмерные карты с цветовым кодированием по функциональной сети для каждого человека. Одна из функциональных сетей посвящена зрению, две относятся к движению, две – к вниманию, три – к целенаправленному поведению, а последняя сеть является сетью по умолчанию, которая активна, когда мозг находится в состоянии покоя.

Исследователи обнаружили, что каждая функциональная сеть следует своим собственным путем через глубокие структуры мозга, смешиваясь с другими сетями в определенных местах. Местонахождение большинства сетей и их точки пересечения различались от человека к человеку.

Полученные данные свидетельствуют о том, что результат глубокой стимуляции мозга может отражать, насколько успешно нейрохирург подключается к правильной функциональной сети и избегает попадания в неправильную сеть.

Персонализированная функциональная карта – в отличие от анатомической карты, которая используется нейрохирургами сегодня – могла бы помочь разместить электрод в точном месте, что принесло бы пациенту наибольшую пользу.

В настоящее время исследователи изучают взаимосвязь между расположением функциональных сетей человека и результатами глубокой стимуляции мозга, чтобы определить сети, которые обеспечивают облегчение при стимуляции, и те, которые вызывают побочные эффекты. В будущем исследователи надеются углубиться в сети с терапевтическими эффектами, ища другие места, которые могли бы дать даже лучшие результаты, чем традиционные места размещения электродов.

Результаты новой работы о функциональном картировании мозга опубликованы 10 декабря 2019 года в Neuron.

Автор: Мария Захаркина

Поделитесь с друзьями