Врач

Насколько широка область ответственности врача УЗИ: реальный случай

Ультразвуковая диагностика – область медицины, которую многие медики привыкли считать вспомогательной, поскольку напрямую врач УЗИ, как правило, не лечит. Если УЗИст диагностирует состояние, требующее хирургического вмешательства, то ответственность за здоровье пациента ложится на лечащего врача, оперирующего хирурга, анестезиолога, реаниматолога и т.д., но никак не на врача УЗИ.

Так привыкли думать, считая ультразвуковую диагностику легкой и малоответственной специальностью. Свой вклад в это представление вносит и то, что у УЗИста редко бывает обратная связь – оказался ли у обследованного пациента на операции острый холецистит или подтвердилась ли  ущемленная грыжа, узнают только врачи стационаров, и то не все.

Но из любого правила бывают исключения. Я расскажу о реальном случае, произошедшем с моим коллегой, врачом ультразвуковой диагностики, из-за чего его чуть не отправили под суд.

Пациентка М., пришла на дуплексное сканирование артерий шеи с невнятными симптомами эпизодической головной боли. Врач, специалист по обследованию сосудов, был удивлен результатами УЗИ. Справа внутренняя сонная артерия была полностью заблокирована от устья, а слева в области устья начиналась кальцинированная атеросклеротическая бляшка, с перепадом скоростей кровотока, соответствующим стенозу сосуда около 70-75%. Далее ВСА была видна на небольшом протяжении, но допплерографический спектр кровотока выглядел так, как будто дистальнее наступает полная окклюзия – это были пики «остаточного кровотока», с повышенным периферическим сопротивлением (диастолической составляющей спектра не было вообще).

Врач УЗИ любил смотреть сосуды, и описал все так, как и обнаружил:  справа – окллюзия ВСА от устья, слева в области бифуркации ОСА с переходом на устье кальцинированная АСБ со стенозом ВСА 70-75%. Допплерографические признаки резко повышенного периферического сопротивления кровотока в ВСА, соответствующие выраженному стенооклюзирующему поражению в дистальном отделе.

Можно было написать «допплерографические признаки окклюзии», но врач УЗИ работал и учился в сильной школе специалистов по сосудам, и, понимая, что может быть и не окклюзия, а стеноз 90-95%, написал, как было принято у них в клинике, «допплерографические признаки выраженного стенооклюзирующего поражения».

Кроме того, поскольку пациентка была бессимптомная, бляшка слева – кальцинированная, ситуация сложная, он дописал в конце заключения:

«С учетом затруднённого акустического доступа, рекомендуется проведение КТ-ангиографии брахиоцефальных артерий».

Врач позвал своего коллегу для консультации, с учетом того, что в амбулаторной практике такая картина встречается нечасто, но не повезло – коллега был занят. Прием у пациентки М. был амбулаторный, и ждать она не могла.

Примерно через три месяца, врачу УЗИ передали, чтобы он ждал повестку в суд, который будет разбирать смерть пациентки М.

Дело вышло так. Пациентка, уйдя от УЗ-диагноста, показала заключение в одной из областных больниц, и сосудистый хирург предложил ей операцию. Он счел, что каротидная эндартерэктомия слева уберет и бляшку, и дистальную окклюзию. Не было выполнено ангиографии перед операцией, не было повторено УЗ-исследования.

На операции, поскольку гемодинамика головного мозга у пациентки М. «держалась» только на двух «живых» позвоночных артериях, справа ВСА была перекрыта от устья, а слева – в дистальном отделе, малейшие колебания артериального давления привели к обширному инсульту. На операции также «выяснилось», после вскрытия операционной раны слева, что левая ВСА четко не пульсирует.

В реанимации, был вызван свой врач УЗИ, с портативным аппаратом, подтвердивший окклюзию слева.

Пациентка вскоре умерла. Родственники М. оказались непростыми и подали на больницу в суд. Что происходило внутри больницы, и как специалисты придумали это, неизвестно, но врачу УЗИ предъявили обвинения в том, что он «перепутал стороны» бляшки и окклюзии, что привело к смерти пациентки. То есть окклюзия была слева, а бляшка справа, и хирург не совершал ошибки, доверившись врачу УЗИ и оперируя слева.

Пошло ли дело дальше, пока неизвестно. Но есть факторы, которые говорят в пользу врача УЗИ, и которым каждый из нас может следовать, чтобы обезопасить себя от подобных обвинений.

  1. Ремарка «Рекомендуется КТ-ангиография». Снимает с врача ответственность, поскольку он признался, что мог видеть не все.
  2. Самую важную часть УЗ - исследования опытный врач УЗИ записал в аппарат, а исследование он всегда начинает с правой стороны. Позже его коллеги просмотрели снимки тоже.
  3. Позвал коллегу, и хотя он не подошел, привычка звать «вторые глаза» очень полезна, так как после просмотра в заключении можно будет поставить две подписи.
  4. В клинике, где работает врач УЗИ, этой пациентке было сделано МРТ головного мозга. И хотя МР-ангиография не проводилась, на МР-сканах окклюзия обеих ВСА в дистальном отделе была видна, и в заключении вынесена под знаком вопроса (рекомендуется МР-ангиография).

Но было кое-что, что можно было сделать: объяснить пациентке, что операция ей не показана, убедить в необходимости КТ-ангиографии, или направить к неврологу-специалисту в его клинике. К сожалению, ограниченное время приема не всегда позволяет это сделать.

Помните, коллеги, что в поиске «крайнего» может быть задействован и врач УЗИ. Советуйтесь с коллегами, неустанно совершенствуйте свой профессиональный уровень, и в сложных случаях, несмотря на дефицит времени, объясняйте пациенту находки УЗ-исследования простым языком.